Паровозоремотные мастерские начало 20 века

Нынешний Тихорецкий машиностроительный завод вырос из паровозоремонтных мастерских, рабочие которых сыграли решающую роль в установлении Советской власти в 1918 году в близлежащей округе. Что же, знакомство с рабочими буднями мастеровых того времени интересно и сегодня.

Рабочие Мастерских с 1898 по 1918 годы по приходу на работу брали номера на проходной будке и вешали их на табельные доски в своих цехах, а уходя с работы должны были после гудка снимать номера с табельных досок и сдавать опять на проходную будку. Такой порядок был заведен два раза в день – утром перед началом работы и в обед в 12 часов дня. Если рабочий домой обедать не уходил, все равно должен был номер с доски снять и сдать на будку. Табельщик на проходной будке давал ежедневные сведения счетоводству Мастерских, те же проверяли по ним списки о выходах на работу. Не снял рабочий номер с табельной доски по окончании работ – штраф в 50 копеек. При снятии номеров у доски обязательно присутствовал табельщик, чтобы никто не снял не свой номер.

Запись выполненных мастеровыми работ должны были производить помощники мастеров в каждом цехе, записи делали в специальных книжки, и на этом основании табельщики писали ярлыки для начисления зарплаты. Жалованье выдавалось два раза в месяц, зарплата же за половину месяца всегда оставалась за Мастерскими, чтобы было из чего производить удержания за многочисленные штрафы. Выплату производили обязательно по субботам – за невыход к рабочему месту после получки полагался штраф от 1 до 3 рублей, правда, после забастовок 1905 года со штрафами уже не спешили, но пропьянствовавшего 1 день не допускали к работе 2 дня, за 2 дня – 3 или 4 дня, а прогулянное время, конечно, не оплачивалось.

Сами же табельщики, равно как и помощники мастеров большого дополнительного приработка не получали. Когда видели, что у кого-то из рабочих заработок повышается, давали тому рабочему невыгодную или низко оплачиваемую норму. Мастера по требованию администрации Мастерских строго следили, чтобы не было переработок, мучили своих табельщиков бесконечными справками, если переработки случались, мастер вызывал к себе в кабинет помощника и отчитывал его с час, выйдет бедняга оттуда потным. Для избежания этого помощник мастера, как только заметит, что кто – то из его рабочих нажимает, подходил к нему и уговаривал: «Ты, братец, не нажимай, сделай меньше, но хорошо, будет лучше и для тебя и для меня».

Никаких механических приспособлений в первые годы существования паровозоремонтных мастерских не было, все тяжести брали на себя, а непосильные – гуртом. Вот и запоешь «Эх, дубинушка, ухнем». Всю работу приходилось выполнять без всяких кранов и поворотных кругов. Так под дубинушку выполнялись и многие другие трудоемкие работы.

О создании гигиенических условий для рабочих Мастерских особенно не заботилась. Например, пристроенный у входа в главный корпус тамбур для заправки паровозов не имел вытяжных труб. Вот и выходило, что при заправке дым расстилался по всему помещению корпуса. Первоначально и цеха освещались только дуговыми фонарями со меняемыми ежедневно углями. Часто в помещении производилась правка каких-либо деталей подогревом дровами и углем. Бывало иногда так, что мастеровые плавали в дыму. Сохранились воспоминания о том, что однажды, в один из таких дней 1901 года зашел в корпус прибывший новый начальник мастерских Чернявский. Походив по цеху, закашлялся, начал бить палкой, с которой всегда ходил, стекла в окнах. Видя, как он беснуется у окон, рабочие думали, что он сошел с ума. Только после этого случая переделали по корпусам рамы в окнах, сделав верхние части открывающимися для вентиляции.

Курить в цехах рабочим запрещалось. Тот же Чернявский если поймает кого за курение, налагал штраф от 50 копеек до 3 рублей. Курить как в его пребывание начальником, так и после рабочие ходили во двор или же собирались в уборной, там же делились своим горем, там же обсуждали события, там же читались газеты. Когда выпускались листовки, их обязательно по несколько штук расклеивали в уборных. Администрация Мастерских нанимали дневных сторожей специально для того, чтобы срывать такие листовки. Однако и рабочие быстро приноровились и рассовывали листовки по ящикам рабочих, столам в конторах, вывешивали их на заборах, на столбах вокруг Мастерских.

Из воспоминаний

28.11.1948 г.

Бывший Мастер (Начальник Колёсного цеха) Долинский

Ныне инвалид 2 группы с 1937 года.

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24