Тайна Тихорецкого училища для иногородних

Еще одна загадка тихорецкого краеведения – сохранившийся в фонде Тихорецкого историко – краеведческого музея похвальный лист ученика Тихорецкого одноклассного училища для иногородних от 17 мая 1915 года. Об этом училище нам многое неизвестно. Но все же попробуем разобраться…

Хутор Тихорецкий находился при станции, которая в начале XX века стала крупным железнодорожным узлом и связала основные промышленные центры страны. Железная дорога, как известно, ускорила процесс развития капитализма в России и обнажила глубокие социальные противоречия.На рубеже XIX-XX веков в результате переселений жителей из центральных и южных губерний Российской империи на территории Северного Кавказа сформировалось так называемое «иногороднее» население - лица, не приписанные к казачьему войсковому сословию. Уже к концу XIX века иногородних на Кубани стало больше чем казаков - по данным Первой Всероссийской переписи 1897 года казачество Кубанской области составляло 41 % населения Кубани. Положение «иногородних» в Кубанской области было неоднозначно. К тому же между казачьим и иногородним населением назревали разногласия.

Известный кубанский публицист Мельников Л.М. в 1906 году заметил: «…на обучение своих детей в станичной школе, невзирая на разные платежи в станичный доход, иногородние права не имеют. Иногородних принимают в станичные школы лишь после того, как все дети казаков, которых пожелали отдать в учение, будут приняты и затем останутся в школе свободные места». Газета «Кубанский курьер» за 17 сентября 1911 г. написала: «…сход казаков станицы Гиагинской отказал иногородним в просьбе выделить кусочек землицы под школу», а в газете «Кубанец» за 5 января 1912 г. в статье «Кубанская школа в 1911 году» станичники заявили: «Казачья школа для казаков».

Впрочем, к рубежу XIX – XX вв. сложилась система просвещения, в составе которой действовали все типы учебных заведений. Вообще же одноклассные начальные училища - основной вид начальной школы в России в 1860-1918 гг.и составляли 92,2 % всех начальных учебных заведений в 1911 году, существовали в форме земских, церковно–приходских, фабрично–заводских школ, приходских училищ и прочих заведений. Продолжительность курса обучения составляла 3 года.И хотя охват детей школьными учреждениями был далеко не полным (по данным все той же переписи 1897 г. среди населения Кубанской области - 1 918 881 чел. - грамотных было 16,77 %), итогом деятельности системы просвещения явилось все более прочное укоренение в общественном сознании всеобщности понимания важности школьного дела, необходимости приобщения к нему детей и юношества.

Вместе с тем кубанской школе были присущи все черты народного просвещения, характерные для дореволюционной России: строго очерченный классово-сословный характер. Массы же простонародья – рабочие молодой местной промышленности, станичная беднота, батрачество – продолжали жить в бескультурье, их дети на учебу в школах зачастую рассчитывать не могли.

В ответ на ширившиеся протесты, с особой силой прозвучавшие в дни первой российской революции, правительство впервые увеличило казенные пособия на школы. В последующий период отмечается некоторый рост числа учебных заведений. В Кавказском учебном округе были открыты: в 1908 г. – 107 учебных заведений (в их числе начальных – 68), в 1912 г. – 468 (начальных – 436), в 1913 г. – 840 (начальных – 802). Такое увеличение количества школ, конечно, не могло принципиально изменить охвата детей ученьем. Через 6 лет после появления закона от 3 мая 1908 г. центральная и местная педагогическая печать с нескрываемым разочарованием констатировала невозможность преодолеть имевшиеся трудности, что делало нереальной саму постановку вопроса о введении всеобщего начального школьного образования.

Однако в этой связи нельзя не упомянуть о том, что на местах либерально-буржуазные круги высказывались за решение проблемы, понимая ее актуальность, и даже предпринимали определенные шаги. Одной из таких мер и могло быть появление на хуторе Тихорецком училища для иногородних.

Информация составлена с ссылкой на первоисточники:

Давитлидзе Г.Г. // Учебные заведения Кубанской области в начале ХХ века, 2007 г.

Мельников Л.М. // Иногородние в Кубанской области. Екатеринодар, 1906. 

17

18