О гибели М.К.Меньшикова, тихорецкого рабочего, революционера - большевика

О гибели М.К.Меньшикова(1881-1918), тихорецкого рабочего, революционера-большевика. В Октябрьские дни 1917 года Меньшиков возглавлял в Тихорецкой боевую дружину по захвату власти Советами и входил в состав Военно-революционного комитета, созданного Тихорецкой большевистской организацией (по воспоминаниям чекиста Т.Бакланова).

Работая в Судебном отделе Главштаба на станции Тихорецкой, я познакомился с Михаилом Меньшиковым. Заслугами своими в прошлом он не кичился, но от других я слышал, что это старый большевик, бывший политкаторжанин… Потом довелось мне встретиться с Меньшиковым под Владикавказом, но при трагических обстоятельствах. В последних числах января 1919 года Деникинские войска подошли к Владикавказу. Все руководящие работники вынуждены были отступить. Меньшиков в это время уже был болен, лежал… Стояла холодная зима. Вдруг меня вызывает Орджоникидзе:

- Меньшиков тяжело болен. Ехать в горы с нами не может. Оставлять его белым на растерзание мы не можем. Надо его где-либо укрыть. Учтите,- добавил он, - в городе вас хорошо знают по работе в ЧК. Белые с чекистами расправляются жестоко.

Видя тяжелое положение с Меньшиковым и зная его, я долго раздумывать не стал и согласился отправиться с ним во Владикавказ. Приказал приготовить мне машину, положить в нее побольше соломы, в сопровождении четырех ингушей отправились мы с Меньшиковым в путь… Под Владикавказом попали под снаряды. Это заметили нас с вышки новой тюрьмы, построенной за городом незадолго перед революцией, и стали бить по нам из орудия. Машина понеслась. Мы катили вовсю и нас уже было не догнать снарядами. Во Владикавказе мы показали Меньшикова врачу. Врач внимательно выслушал его, а затем наедине сказал мне:

- Положение больного безнадежное. У него тиф и воспаление легких. Медицина здесь бессильна.

В тот период во всей Терской области свирепствовал тиф. Все вокзалы, дома были переполнены тифозными.

Остановились мы на Надтеречной улице в квартире Павла и Дарьи Алешечкиных, простых и грамотных тружеников, которым я мог доверить себя и Меньшикова. Мы обмыли Меньшикова, одели чистое белье, чтобы ликвидировать тифозную вошь. Меньшиков в это время хотя и был еще в сознании, но ничего не говорил, трудно дышал и временами впадал в забытье. Кормили мы его из рук. Дарья и Павел чередуясь дежурили возле него круглые сутки, я же большею частью вынужден был находиться в подвале сарая, опасаясь появления во дворе белогвардейцев… Дней десять мы крепко боролись за жизнь Меньшикова. Но силы его постепенно уменьшались. Наконец, болезнь взяла свое. Умер спокойно, как будто заснул. Мы сделали для него гроб. Алешечкины отвезли его и схоронили возле бывшего кадетского корпуса за Молоканской слободкой, по дороге на Тифлис, так как на кладбище хоронить было нельзя...

16