Как Григорий Дзекун был «врагом народа»

О краеведе и основателе Тихорецкого народного музея наслышаны многие тихоречане. Недавно к историкам-архивистам Тихорецка попали мемуары Г.Дзекуна «Записки из моей жизни», где прослеживается история нашего города с 30-х – по 80-е гг. 20 века. Отрывок воспоминаний с сокращенным изложением предлагаем прочитать.

«1 декабря 1936 года я поступил в редакцию многотиражной газеты «Сигнал» завода «Красный Молот». Этот завод является старейшим предприятием в Тихорецке. Приняли меня литературным сотрудником. Редактором красномолотовской газеты был Сергей Горба, а секретарем Ивацкевич… В городе Тихорецке, а точнее в городской типографии выпускалось до двенадцати печатных газет, включая сюда «Ленинский путь», политотдельские и заводские многотиражки. Поступая сюда, в заводскую многотиражку, я вовсе не думал что мой приход должен был решительно улучшить содержание газеты. Меня больше всего прельщало то, что мне казалось тогда очень важным, покипеть в рабочей среде. Имелась ввиду и экономическая заинтересованность. Поскольку завод относился к железнодорожному транспорту, здесь выдавались топливные книжки на уголь и годовой проездной железнодорожный билет.

Все это мне обещали, когда приглашали сюда. Однако судьба рассудила по своему. Скоро, очень скоро мне пришлось гадать на кофейной гуще.

Не прошло и трех месяцев, как я вылетел не только с заводской многотиражки. Вылетел и из рядов комсомола. И не просто вылетел, да еще и с таким титлом, как враг народа…Тогда это было волшебное слово Сталина. Многие тогда поплатились. Я отделался еще легко… Как говорят, слава Богу, что хоть до тюрьмы не дошло…Меня обвинили... В одной из речей, Сталин бросил крылатую фразу: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Меня обвинили в том, что я эту фразу произнес тогда, когда речь зашла в редакции о заводских недостатках. Для меня это было, как снег на голову. Ни тогда, ни сейчас, когда мне нечего кривить душой – дело кануло в Лету, не могу припомнить, как это на самом деле было. Я не признал предъявленного обвинения.

- Сталинской фразой, - стояли на своем мои разоблачители - ты лил воду на мельницу классового врага.

О том, как это на самом деле случилось разбираться не стали. В общем пошла писать губерния. Но это еще не все. Ко всему этому припомнили мне еще один случай. В бытность мою, когда я работал в редакции газеты «Ленинский путь», моим соседом по квартире оказался переплетчик нашей типографии, приехавший недавно из Ростова-на-Дону. Однажды он показывал в типографии дореволюционную газету «Приазовский край». Газету смотрели и читали не сотрудники редакции. А меня обвинили в том, что я даже пытался учить по ней газетчиков, как надо делать газету. Более того мне доказывали, что это белогвардейская газета.

Так я стал врагом народа…

25 февраля 1937 года, в 9 часов вечера на бюро Тихорецкого райкома ВЛКСМ меня исключили из комсомола, как врага народа…Ночами плохо спал, думая, что день грядущий мне готовит? Со дня на день ожидал ареста. Тщетно пытался устроиться на работу в какой-либо организации или на предприятии.       – Врагов народа - не держим…

С семьей переехал с улицы Октябрьской на улицу Угольная (более стесненные условия). Два месяца мыкал горе по Тихорецку. В мае 1937 года выехал в соседний Архангельский район. Там редактировал районную газету «Ударник полей» мой знакомый Иван Самодуров. Он принял меня литературным сотрудником. Несколько месяцев все шло спокойно. Тогда-то я и написал свое первое письмо Аркадию Первенцеву.

Потом особо бдительные из Тихорецка пронюхали, что я живу в станице Архангельской. Начали приезжать и теребить моего главного редактора. Вскоре пришлось уволиться по собственному желанию и уехать. А Тихорецк все никак не хотел принимать своего опального сына. Будучи в Тихорецке, узнал убийственную новость: в редакции газеты «Ленинский путь» изъят Николай Комаристый - литературный сотрудник. Сбежал в неизвестном направлении сам редактор газеты Дмитрий Калмыков. У них дело, пожалуй, посложнее, чем у меня…Сбежал ответственный редактор газеты…

После станицы Архангельской, в конце августа 1937 года я выехал в соседний Ново - Леушковский район. Редактировал тогда Ново - Леушковскую районную газету «Сталинский путь» Шмара Львович Шевелев- бывший политотдельский работник, опытный газетчик. Меня зачислили секретарем редакции газеты «Сталинский путь» Ново - Леушковского района. Квартиру мне нашли быстро и недалеко от редакции. Худо-бедно, а со своими обязанностями справлялся. Исключительно плохо обстояло у меня с моральной стороной. Надо мной все еще висит Дамоклов меч. В станице Ново - Леушковской мне запомнился выпуск новогоднего номера газеты. 31 декабря 1937 года, в самый горячий и ответственный момент по выпуску новогоднего номера газеты, оба наборщика типографии слишком рано позволили себе начало праздника: лыко из строки в строку не попадало. Там и набора оставалось всего около ста строк, а наборщиков как ветром сдуло. Редактору и мне, как секретарю грозила страшная неприятность- срыв выпуска новогодней газеты. С большим трудом бухгалтер издательства К.С.Маныч и я приспособили печатную машину для того, чтобы вручную отпечатать газету. К бою курантов газета лежала отпечатанной. Теперь со спокойной совестью можно встречать елку. В этот знаменательный момент к нам в типографию зашел второй секретарь Ново - Леушковского районного комитета партии. Петр Васильевич Степанов тепло и сердечно поздравил нас с Новым годом. Петр Васильевич крепко пожал мою руку, а потом долго беседовал со мной, даже виду не подавая, что ему все известно обо мне. С хорошим настроением расходились по домам. Первый день нового 1938 года я провел в Тихорецке…»

Подготовил главный хранитель музейных предметов Н.Н.Тетеревенко

IMG 20191205 125314