Н.А.Сачук Станция Тихорецкая в период назревания революции в 1900-1904 годах

Начало ХХ века в России ознаменовалось рабочим движением, охватившим весь центр и окраины, в том числе, Кубанскую область. Особенно заметным было усиление революционного движения в районах, прилегающих к Владикавказской железной дороге.

Поскольку революционное движение на Кубани и, в частности, в Тихорецкой явилось частью общероссийской революции, то те события, которые происходили в целом в России, локально находили отражение и в Тихорецкой.

Очерки о зарождении и развитии революционного движения на Кубани и на станции Тихорецкая собраны в хрестоматии по истории Кубани в воспоминаниях участников революционных событий — жителей ст. Тихорецкая. Ленинская «Искра» неоднократно описывала революционные события на станции Тихорецкая.

Специального исследования о революционном движении на станции Тихорецкой нет, в связи с этим, автор работы пытается систематизировать имеющиеся сведения по истории революционного движения на станции Тихорецкая.

Ключевые слова: рабочий, рабочий пролетариат, железнодорожники, социал-демократические группы, революционные выступления, забастовки, стачки, восстание.

Станция Тихорецкая в начале ХХ века представляла собой, как писал В.И. Ленин в книге «Развитие капитализма в России», крупнейший рабочий рынок на Северном Кавказе. «Массовое передвижение рабочих создало особые формы найма, свойственные высокоразвитому капитализму. На юге и юго-востоке образовалось множество рабочих рынков, где собираются тысячи рабочих и куда съезжаются наниматели. Такие рынки приурочиваются чаще к городам, промышленным центрам, торговым селениям, ярмаркам. Промышленный характер центров особенно привлекает рабочих, которые охотно нанимаются и на не земледельческие работы, например, на северном Кавказе, в городах Екатеринодаре, Новороссийске, станции Тихорецкая и других.» [3]

Сюда стекались десятки тысяч сельскохозяйственных рабочих из центральных губерний России. Этот рынок занимал в Тихорецке большую территорию. Он находился тогда в четырехугольнике нынешних улиц Красноармейской и Подвойского, Меньшикова и Островского, и состоял из регистрационного пункта и дощатых бараков, которые всех вместить не могли. Поэтому рабочие размещались на улице, которая так и называлась «Переселенческая». Здесь же проходила и купля-продажа дешевой рабочей силы.

Способствуя быстрому развитию капитализма на Северном Кавказе, Владикавказская железная дорога способствовала и росту пролетариата. Крупнейшие предприятия дороги породили огромную армию кадрового пролетариата железнодорожников.

В отличие от рабочих многих предприятий железнодорожники были высококвалифицированными специалистами. В мастерских трудились металлисты, слесари, токари, электрики, котельщики, кузнецы, столяры и другие. Их работа обязательно должна быть высококвалифицированной, иначе это грозило выходом из строя паровоза или вагона, затем могли последовать катастрофы и человеческие жертвы. Это был цвет железнодорожников, люди грамотные, люди мыслящие.

Важное значение в жизни железнодорожников имели паровозные бригады. Большинство из них, особенно машинисты и их помощники, прошли строгую школу учеников, когда кроме паровозов они изучали слесарное дело. Не только в мастерских и в депо, но и на электростанции, водокачке, элеваторе, службе пути трудились квалифицированные рабочие.

Многие железнодорожники, еще задолго до Октябрьской революции, отошли от сельского хозяйства и ремесла и, работа на предприятиях дороги, была для них единственным источником существования. Кроме того, на железной дороге работали исключительно мужчины, труд большинства из них начинался в подростковом возрасте. Как правило, по стопам родителей шли и их дети. На предприятиях складывались рабочие династии, проникнутые пролетарскими традициями. Таким образом формировался отряд настоящих пролетариев.

Монопольное положение Владикавказской железной дороги, а также тесная связь ее хозяев с царским правительством, давали возможность акционерам с жестокостью эксплуатировать людей.

Рабочий день продолжался 14 — 16 часов, а иногда и больше. Многочасовой рабочий день проходил в чрезвычайно тяжелых условиях, было много трудоемких работ, которые выполнялись только вручную. Несмотря на катастрофическое количество несчастных случаев, техника безопасности не соблюдалась. Практически отсутствовало медицинское обслуживание. Отсутствовали бани, душевые на работе и дома. Большинство рабочих платили за квартиру по 20-30 процентов от своего жалования. Рабочие вынуждены были соглашаться на подобные условия жизни и нищенский заработок. Даже высококвалифицированным специалистам платили в день не более 1 рубля 50 копеек. Для примера можно привести сумму месячного заработка отдельных рабочих. Так, слесарь или кузнец мастерских получал 28 рублей, молотобоец — 20 рублей. Женщины за равный труд с мужчинами получали гораздо меньше. Самый низкий заработок был у учеников — всего 50 копеек. Почти четверть заработка рабочих в мастерских уходила на уплату штрафов. Штрафовали за все — за оскорбление мастера, машиниста, за небрежное отношение к работе, за несвоевременное сообщение о болезни и, даже, за «неуместное философствование». Эти методы применялись к рабочим для соблюдения покорности, повиновения и страха.


Долго терпеть такое отношение к себе рабочие не могли. Жестокая эксплуатация, политическое бесправие, тяжелые условия труда приводили рабочих к мысли, что только борьба поможет избавиться от непосильного гнета. Под воздействием передовых, революционно настроенных рабочих, росло классовое самосознание пролетариата, которому нечего было терять, тем самым подготавливалась благодатная почва для грядущих боев с самодержавно-жандармским строем.

Начало двадцатого столетия в Тихорецке ознаменовалось первым массовым выступлением рабочих паровозных мастерских
18 февраля 1900 года, во время освящения мастерских, около двухсот рабочих, возмущенные низкой заработной платой, разгромили гостиницу, в которой находилась администрация мастерских. Владельцу гостиницы Таратынову был нанесен значительный ущерб. Жандармы, полицейские и казаки отказались усмирять рабочих. Это выступление, несмотря на стихийность, было первой ласточкой, возвестившей о зарождении нового отряда Тихорецких пролетариев, который в будущем впишет свою страницу в историю революционной борьбы на Кубани.

1 мая 1902 года на станции Тихорецкой произошли крупные выступления. Поводом к этому революционному выступлению послужил случай жестокого надругательства жандармов над девушкой Татьяной Золотовой. Узнав о гибели Золотовой, рабочие паровозных мастерских потребовали расследования обстоятельств ее гибели и вскрытия ее трупа. Под давлением рабочих масс, в полдень 9 мая, на кладбище состоялось вскрытие тела Золотовой. Когда были установлены признаки насильственного отравления девушки карболовой кислотой и изнасилование, толпа ринулась на конных казаков, оцепивших кладбище и двинулось в хуторское правление. Полицейские, испугавшись гнева рабочих заранее покинули поселок. В здании правления был учинен погром.

Об этом событии трижды писала ленинская газета «Искра», в которой высоко были оценены революционные выступления тихорецких рабочих - «Факты, вроде вмешательства рабочих в дело Золотовой, для нас особенно ценны как свидетельство развития зрелости пролетариата для общественной деятельности. И, хотя, первые выступления тихорецких железнодорожников носили неорганизованный, стихийный характер, отличались незаконченностью и отсутствием четко выработанного плана действий, они сыграли большую роль в формировании пролетарского мировоззрения в широких массах. Первые забастовки свидетельствовали о пробуждении революционной активности рабочих станции». [1]

Социал-демократические идеи все глубже стали проникать и в среду тихорецких железнодорожников. Вторая половина 1902 года ознаменовалась созданием социал-демократической группы, поначалу немногочисленной, но пользовавшейся большим влиянием и авторитетом среди рабочих.

Под руководством социал-демократической группы прошла ноябрьская стачка железнодорожников станции Тихорецкая., объявленная в знак солидарности с забастовавшими рабочими Ростова-на-Дону. Начавшаяся 2 ноября 1902 года всеобщая стачка в Ростове, явилась выдающимся событием в политической жизни страны. Поводом к ней послужило увольнение группы рабочих в главных мастерских Владикавказской железной дороги. [5]

Начальник Кубанского областного жандармского управления вынужден был констатировать: «Постоянное общение с близким Ростовом и общность интересов с забастовавшими рабочими главных мастерских произвели в среде железнодорожных рабочих станции Тихорецкая волнение и толки, встретив здесь достаточно подготовленную почву.» [8]

12 ноября в Тихорецкую прибыл представитель Донского комитета РСДРП Л.И.Мякутян. Для координации совместных действий. При его участии состоялось заседание руководителей социал-демократической группы, на котором присутствовали: Д.Губарев, Р. Ткаченко, П.Слюсарев, Я.Чечкин, И.Мясков. На заседании был выработан план забастовки. С 15 по 25 ноября бастовали рабочие Тихорецких железнодорожных мастерских в знак солидарности с ростовскими рабочими. Утром 15 ноября рабочие и мастеровые Тихорецких паровозных мастерских к работе не приступили. У здания главной конторы начался митинг. По требованию собравшихся, к забастовщикам вышел начальник мастерских. Ему, как представителю администрации дороги, были выдвинуты следующие требования:

установить восьмичасовой рабочий день вместо десятичасового;

уволить двух мастеров за грубое отношение к рабочим, прекратить вычеты за поломку инструментов;

предоставить бесплатные квартиры с отоплением и освещением;

бесплатное обучение детей в школах;

прекратить увольнение рабочих; [10]

Большинство рабочих депо и мастерских службы пути поддерживали эти требования. К полудню 15 ноября забастовка на станции Тихорецкой стала всеобщей. Для усмирения рабочих в Тихорецкую были посланы войска. 16 ноября специальным поездом прибывает наказной атаман Кубанского казачьего войска Малама, чтобы уговорить рабочих прекратить забастовку. Он отдал распоряжение бастующим приступить к работе. В ответ на угрозы атамана, собравшиеся единодушно заявили: «Не будем работать, требуем, как Ростов!». Так ничего не добившись, генерал Малама покинул станцию, направив телеграмму командиру карательных отрядов генерал-майору Гетманову, в которой говорилось: «Предлагаю немедленно выехать в Тихорецкую (с войсками). Вместе с железнодорожной полицией принять решительные меры» [10].

По поселку жандармами были расклеены объявления о том, что если кто не приступит к работе в понедельник, 18 ноября, то будут уволены.
Утром 17 ноября около тысячи рабочих собрались на митинг на углу пересечения улиц Рабочая и Рождественская (ныне Меньшикова). Рабочие решили продолжать забастовку до тех пор, пока не будут удовлетворены их требования. К рабочим присоединились члены их семей и жители поселка. Против бастующих бросили четыре казачьих сотни. Они окружили рабочих и потребовали прекращения забастовки. В ответ раздались возгласы: «Не разойдемся, мы не душегубцы! Умрем все, как один! Мы ваших требований не выполним!». Вскоре прибыл генерал Гетманов, приказав разогнать митинг, пустив в ход нагайки, шашки, огнестрельное оружие. Рабочие станции Тихорецкая дали первый в истории поселка уличный бой. Град камней посыпался на казаков, вышибая их из седел и нанося увечья.

В январе 1903 года газета «Искра» опубликовала воззвание «Гражданам всей России», в котором сообщалось о зверской расправе над тихорецкими, ростовскими и новороссийскими рабочими. «17 ноября, не успели рабочие собраться, как на них была пущена дикая рать казаков. Рабочие сели, а потом даже легли на землю, в надежде, что казацкая нагайка не коснется лежачего. Казаки врезались в груду человеческих тел, рассекая их шашками и нагайками. Рабочие поднялись на ноги, с беспримерным мужеством отбиваясь от казаков и обратили их в бегство. Тогда в толпу посыпались ружейные выстрелы. Подавленные силой рабочие разбегаются по домам, но нападавшие, опьяненные жаждой крови, преследовали их, как загнанных зверей». [1]. Подобно ростовчанам рабочие героически отражали атаки казаков. В одной из схваток с казаками 17 рабочих было ранено, 5 человек убито.

Не довольствуясь таким результатом, атаман отдает приказ выселить всех рабочих из железнодорожных казарм. Это был настоящий погром.

Об этой расправе на станции Тихорецкая ленинская «Искра» писала: «Казаки неистовствовали, как звери, врывались в дома рабочих, били всех — детей, женщин, стариков. Грабили имущество.» [1]

Жестоко подавив забастовку, полиция арестовала свыше сотни участников митинга. 8 марта 1903 года в Екатеринодарском окружном суде состоялся судебный процесс над Тихорецкими железнодорожниками. Девять руководителей забастовки были приговорены к длительному тюремному заключению и арестантским ротам.

Революционная общественность незамедлительно отреагировала на расправу царских войск над безоружными рабочими. Донской комитет РСДРП опубликовал воззвание, в котором призывал рабочих переходить от чисто экономической борьбы к политической. В воззвании говорилось: «Товарищи! Почерпнем из суда над тихорецкими рабочими силу для дальнейшей борьбы. Отомстим за невинно осужденных самой строгой местью — уничтожением царского самодержавия, поработившего рабочий народ. Слава осужденным товарищам! Долой самодержавие! Да здравствует политическая свобода!»[2]
Применив к забастовщикам чрезвычайно жесткие меры, жандармские власти рассчитывали положить конец выступлениям рабочих станции Тихорецкой, одним ударом покончить с зародившимся здесь социал-демократическим движением. Но рабочие продолжали борьбу.

Из рапорта начальника Тихорецкого отделения Владикавказского жандармского полицейского управления на имя начальника Кубанской области под грифом «секретно» от 20 февраля 1903 года: «Можно сделать следующий вывод, что рабочие мастерских готовили забастовку протеста против приговоров, вынесенных их товарищам, участникам ноябрьских событий, в тихорецких мастерских готовится новое возмущение рабочих, каковое предположено произвести вооружено, для чего они запаслись ста двадцатью берданками. Рабочие обучались стрелять в цель, выбрав местом стрельбищ забор, ограждающий станцию с южной стороны». [9] И, только прибытие на станцию Тихорецкая значительного количества воинских подразделений, помешало проведению новой забастовки.

Ноябрьские события показали, что рабочие станции Тихорецкая представляют собой довольно ощутимую силу, хотя и политически незрелую. [9]
Большую роль в создании и укреплении тихорецкой организации большевиков сыграл представитель Кубанского комитета Михаил Кубанец (Ермоленко Михаил Георгиевич). Посланец Екатеринодарских социал-демократов часто бывал на станции Тихорецкой. Он являлся главным организатором ноябрьской забастовки 1902 года, по его инициативе и при его непосредственном участии летом 1903 года состоялась первая рабочая сходка за поселком. Впоследствии сходки стали регулярными.

Большая организаторская работа Михаила Кубанца способствовала тому, что социал-демократическая группа станции Тихорецкая стала одной из наиболее мощных и организованных большевистских организаций Кубани. Результатом активной деятельности социал-демократов явилось усиление рабочего движения на станции в 1905 году. [4]

История революционного движения в Тихорецкой показывает, что основными движущими силами революции здесь был рабочий пролетариат. Рабочий класс станции Тихорецкой прошел путь борьбы от небольших до массовых политических стачек и вооруженного восстания.

Революционные выступления рабочих станции Тихорецкой отличались исключительным упорством и настойчивостью. Стачки и демонстрации неоднократно перерастали в вооруженное столкновение рабочих с полицией, казаками, войсками.

Организаторы в предреволюционной борьбе накапливали огромный политический опыт, который был использован в революциях 1905 и 1917 годов.
Подводя итоги по работе, следует выделить такую закономерность: политический кризис накануне революции оказался явлением, подготовленным всеми предшествующими событиями в стране, а значит, был предсказуем. Если так, то кровавые трагические события можно было предотвратить, но никаких весомых попыток мирного решения конфликта не было предпринято. Более ста лет тому назад социальная напряженность охватила все российское общество. Все больше людей осознавало, что жить «по-старому», отрицая необходимость преобразований, уже невозможно. Как показали наши исследования, одной из важных особенностей предреволюционного периода 1900-1904 гг. явилось осознание различными слоями общества своих интересов.

Список используемой литературы:
«Искра» №№ 1-51 (К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина), 1970
Куприянова Л.Г. «Города Северного Кавказа во второй половине Х1Х века» М., 1981
Ленин В.И. Полное собрание сочинений, т.3, т.9
Очерки истории Краснодарской организации КПСС, 2-е издание Краснодар, 1976
Перегон в столетие, Ростов-наДону,1964
Пушкарев И.И Железнодорожники России в буржуазно-демократических революциях, М. Наука, 1975
Успенский Г.Н. «Письма с дороги» - т.7,с.301,
Тарновский К.Н.Революционная мысль, революционное дело М. 1983
Хрестоматия по истории Кубани. Документы и материалы. Краснодар, 1975
Материалы из фондов Тихорецкого историко-краеведческого музея, Сидоров Е.М. Земля Тихорецкая, 1995
Шапаренко Л.А. Революционное движение на станции Тихорецкой в начале ХХ века, Краснодар, 1985